Первый автосервисный журнал
Издается с 1997 года

Хорошо в деревне летом! Во французской…

Хорошо в деревне летом! Во французской…

Все началось с того, что мы застряли в деревне. Машина, крякнув, перекосилась на переднее правое колесо. Заглянул под арку — поперечный рычаг независимой подвески согнулся в результате наезда в колдобину. Все, приехали…

Но так уж сложилось, что застряли мы на улочке под названием Рэль Решбур. Потому как деревня эта — французская и расположена в Бургундии. Называется Поммар. От нее до Парижа — действительно менее 300 км.

Машина — красная Renault Twingo 2009 года с механической КПП. Ее владелица, Лоранс Танон, знает русский язык и работает с небольшими компаниями из стран бывшего СССР в качестве посредника и переводчика. За техническим состоянием своей машины следит чисто по-женски: салон чистый — а что там «внутри», то от лукавого: ездит, пока не сломается…

Поммар является для виноделов «священным местом»: тут делают одни из лучших вин мира — причем делают с XI века. Так что деревней ее назвать сложно — такой миленький городок с населением 560 человек, окруженный виноградниками. Дома старинные, камерные, средневековые, улочки узкие, городок (деревня) ухоженный, туристический. Десяток виноделен, около двадцати ресторанов. А вот с автосервисами — гораздо хуже. То есть совсем плохо.

В деревне был только один автомеханик. Носатый, с усами, в берете, невысокий такой, плотный мужичок. Мастерская Жиля Бушардона (дипломированного автомеханика и потомка знаменитых скульпторов — как он с гордостью представился) меня поразила своим минимализмом и порядком. Двухстоечный подъемник, несколько пластин, вделанных в пол, пара стоек-шкафов со стоящими сверху компьютерными мониторами, притулившийся в углу небольшой прибор для проверки и регулировки света фар, несколько ящиков — и все.

Для начала Жиль поднял машину на подъемнике и быстро поменял рычаг подвески. Оказывается, абсолютное большинство заказов у него — это ходовая: проселки во Франции — как у нас… И потому работа эта стандартная, а на небольшом «складике» в огромном шкафу на колесах есть все ходовые запчасти, инструменты и «приспособы».

Как сказал Жиль (в переводе Лоранс), тут у него были: тормозной стенд, стенд проверки бокового увода колес, стенд проверки подвески, газоанализатор-дымомер, устройство проверки света фар, стенд для проверки спидометров, одометров и тахографов, шумомер, люфт-детектор. Причем все они соединены в одну линию…

Для начала машина проехала по одной пластине, которая оказалась стендом «проверки бокового увода колес» — т.е. схода-развала. И в результате Лоранс «попала» еще и на регулировку, которую Жиль сделал в течение 10 минут.

Затем он загнал «Твингу» на тормозной стенд, аккуратно вделанный в бетонный пол. И быстро проверил сопротивление вращению, овальность тормозных барабанов, максимальное тормозное усилие, максимальную разность тормозных сил, эффективность торможения по колесу и оси, общую эффективность торможения, эффективность стояночного тормоза.

Потом заехал на другую пластину, которая оказалась стендом проверки состояния амортизаторов. И поколдовав пару минут с компьютером на стоящей рядом стойке, заявил, что «амортизаторы пора менять, но до Парижа они доедут, если не гнать по проселкам на скорости свыше 50 километров в час. Если хотите, поменяю прямо сейчас. Не хотите? Жаль...».

На мой вопрос, а как же удалось проверить амортизаторы, их не снимая — ответил, что в стенде «забит» математический алгоритм и установлены особые датчики, которые позволяют «вычленить» амортизаторы из всей подвески. И реальное давление в шинах, загрузка автомобиля на точность результата не влияют.

Люфт-детектор, на который бойкий автомеханик, не спрашивая разрешения, загнал машину — это две пластины, на которые он поставил передние колеса. А затем Жиль, вооружившись фонариком со встроенным управлением люфт-детектора, посмотрел и заявил, что наконечники рулевых тяг надо менять, как и пыльники (Лоранс, спросив о том, доедет ли она до дома, отказала).

Расстроенная автовладелица дальше уже не возражала против проверки фар (норма) и замера выхлопа на газоанализаторе (далеко не «айс», но сойдет). Но вот от проверки спидометра отказалась наотрез, заявив, что ездит медленно и аккуратно (ну-ну…).

Все представление (ремонт и диагностика) закончилось в течение часа. Лоранс, плача и стеная, как при ограблении, расплатилась, предварительно по-быстрому (всего-то 20 минут!) отторговав 20 евро скидки, и замолчала, слегка примирившись с жизнью.

И тут настало мое время… Используя даму как переводчика, наехал на «потомка скульпторов», размахивая визитной карточкой журнала «АБС-авто». Механик был расслабленным по причине получения денег, а Лоранс злая — по причине их потери. Так что разговор был похож, скорее, на допрос. С пристрастием (правда, со стороны Лоранс).

Все оборудование французское, концерна Actia Muller. И не потому, что Жиль такой уж патриот, а по причине относительной дешевизны — оно на 10–15% дешевле немецких аналогов, сопоставимых по качеству, надежности и возможностям.

Как сказал «допрашиваемый»: «У немцев много излишнего — например, на тормозном стенде стоит лифт для плавного опускания колес между роликами, чтобы не повредить бамперы спорткаров. А ко мне еще ни один "Ламборгини Галлардо" еще не заезжал. Дороги — сами видите… Кроме того, при заказе немецкого оборудования надо сразу определять комплектацию, которую потом дорого и сложно дополнять или изменять, а наше можно и по частям».

Сначала Жиль купил минимум: тормозной стенд, газоанализатор, прибор по проверке света и люфт-детектор. А потом докупал стенды сход-развала и проверки амортизаторов.

Все оборудование произведено во Франции, за исключением газоанализатора-дымомера: тот сделан в Чехии, на заводе, принадлежащем компании.

Еще одно достоинство Actia Muller — общая CAN-шина, которая позволяет по технологии Plug and Play подключать все оборудование в единую сеть. Причем почти любой из компонентов можно отключить от системы и использовать отдельно. Но также можно и дополнять существующую минимально скомплектованную линию дополнительным оборудованием — проблем с подключением не будет. Программное обеспечение единое, разъемы, вилки и т.д. типовые. Все компоненты оборудованы USB-портами для связи с компьютером или связываются с ним по радиоканалу — значительно упрощает монтаж и демонтаж.

Что важно, и монтаж оборудования на новом месте проблем тоже не вызывает — оно компактное и не требует больших «земляных работ»: приямки, нужные для монтажа стендов (в частности, тормозного) — небольшие, глубиной около 30 см. А для некоторых стендов их вообще не нужно.

Если же возникнут вопросы по монтажу и соединению компонентов, то можно по Интернету связаться с производителем — инженер с завода поможет решить проблемы.

Следующим приобретением Жиль наметил диагностический сканер: дескать, подвеска — это, конечно, хорошо, но надо идти вперед! Естественно, сканер, произведенный все той же Actia Muller. И опять же — никакого «нацио­нализма», а только голый французский прагматизм (французов считают самыми жадными европейцами, хотя они говорят о национальной склонности к экономии). Он провел исследования — и оказалось, что сканеры Actia Muller официально поставляет сканеры «Мерседесу» и БМВ, а про «Пежо» и «Ситроен» и говорить не стоит. А «…что хорошо немцам, то и французу будет неплохо».

Постепенно разговор перешел из «допрос­ной» фазы в спокойную беседу — Лоранс, наконец, стала опять милой француженкой «слегка за тридцать». И четко уловивший этот момент Жиль (француз — не отнимешь…) предложил продолжить разговор «…в более романтическом месте — например, он знает очень милый ресторанчик, которым владеет его тетя Жозефина».

За столиком разговор пошел явно бодрее. А когда за прекрасным местным «Пино Нуар» выяснилось, что в вине я кое-как разбираюсь, а водку не люблю, то Жиль расчувствовался и по секрету рассказал, что я хотя и русский, но парень неплохой (спасибо, Жиль, ты меня понял!). И продолжил — еще одной немаловажной причиной выбора именно этого оборудования было то, что программы, установленные на компьютерах, рассчитаны на «чайника». Что он, конечно, дипломированный механик — но лучше, если ему объяснять все «по шагам». И попроще, большими буквами.

В общем, поездка в Поммар была успешной для всех. Для Лоранс, поскольку ее заверили, что «Твинго» прослужит до следующего замужества (т.е. года три-четыре). Для Жиля, который заработал немного денег. Да и для меня — поскольку и вина попробовал, и по делу поговорил.

Машина довольно бодро дотащила нас до Парижа. Потом окончательно успокоившаяся Лоранс (выговорилась, эмоций испытала выше крыши) доставила меня в аэропорт «Шарль де Голль». Ме-е-е-е-дленная регистрация на рейс — и вот сижу я в самолете и думаю: интересно, а продается ли это оборудование у нас? А то (в рассуждении техосмотра) очень уж оно подходит для пунктов инструментального контроля. Недорогое, надежное, много места не требует. И диагностические карты можно печатать…

В Москве выяснил. Оказывается, продукцию концерна Actia Muller у нас знают — и очень даже неплохо. Правда, не все и не везде: лет шесть-семь назад ее активно закупали милиционеры для пунктов техосмотра. Оборудование простое, надежное, программы русифицированные. Правда, ее обслуживание и ремонт были дороговаты, но как сказали компетентные люди, это было результатом монополизма поставщика. Оно и понятно — платило-то государство…

Сегодня продукцией Actia Muller в России тоже торгуют — правда, уже не тот «монополист», а компания «АвтоТехЦентр». И условия у них более «рыночные».

Так что, дорогие читатели, если подводить итог, то и поездка во Францию может быть полезной. По крайней мере, для меня…

  • Михаил Смирнов

Эксклюзивное издание

"Экспертиза технического состояния
и причины неисправностей
автомобильной техники"
3 ведущих эксперта | 960 стр. | 2100 иллюстр.
Узнать детали

Адрес редакции

111033 Москва, ул. Самокатная, 2а, стр.1, офис 313

На карте

Контакты

Тел.: (495) 361-1260

E-mail: dostavka@abs-magazine.ru

Социальные сети

Журнал «АБС-авто» © 2019, все права защищены