Первый автосервисный журнал
Издается с 1997 года

О развитии инновационных технологий в России в области топливных элементов на современном этапе. Часть 3

О развитии инновационных технологий в России в области топливных элементов на современном этапе. Часть 3

О социальной ответственности инновационных инициатив в сфере формирования национальной системы стандартизации

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Александр Юрьевич Раменский, к.т.н.

Президент Национальной ассоциации водородной энергетики (НАВЭ РФ)

Настоящая статья посвящена особенностям инновационного развития водородных технологий в нашей стране, анализу уроков деятельности в этой области в прошлом, изучению новых тенденций на современном этапе и оценке прогнозов коммерциализации технологий топливных элементов в самой ближайшее время. В этом смысле Ассоциация НАВЭ зарекомендовала себя на рынке инновационных технологий как представитель Третьего сектора национального общественно-политического взаимодействия, которая имеет свою профессиональную независимую и последовательную позицию. Такая позиция, опирающаяся на реальный опыт взаимодействия с государственными структурами Первого сектора и бизнес-сообществом Второго сектора, по мнению ведущих экономистов нашей страны, наиболее востребована в связи недостатком объективной информации для принятия взвешенных решений.

Ранее были опубликованы две части: Часть 1. Ведение в тему; Часть 2. Современные национальные технологические инициативы и их соответствие мировым практикам. Третья часть статьи посвящена исследованию вопросов допустимости продвижения корпоративных интересов в ущерб национальной системе стандартизации.

Продолжая рассуждать о роли Третьего (некоммерческого) сектора экономики страны в инновационном развитии общества, следует отметить, что наши коллеги из первых двух (государственный и коммерческий) секторов, часто и не без гордости обращают внимание на плодотворность трехсекторной совместной работы. Много говорится о необходимости развития системы профессиональных сообществ и популяризации Национальной технологической инициативы (НТИ), стимулировании развития научной, научно-технической и инновационной деятельности, повышении инновационной активности компаний, объективности информации.

В большинстве случаев это искреннее и справедливое утверждение. Однако на практике вновь формирующиеся структуры, отвечающие за обеспечение инновационного климата в стране, иногда пытаются начать свою деятельность с чистого листа и формируют такие сообщества самостоятельно, не вникая в сложившуюся практику, связанную с деятельностью действующих профессиональных объединений. При этом следует отметить, что пренебрежение мнением членов «водородного сообщества», имеющих 40–50-летний бэкграунд, выглядит довольно легкомысленно, а отрицание национальной системы стандартизации в формировании инновационной деятельности недопустимо.

Например, в сфере водородных технологий (ВТ) и топливных элементов (ТЭ) в настоящее время сложилась уникальная ситуация, при которой Росстандарт, в лице технического комитета по стандартизации ТК 029 «Водородные технологии» внедрил серию стандартов в области ВТ и ТЭ, идентичных международным стандартам ИСО и МЭК, позволяющих ускорить темпы коммерциализации инновационных технологий в этой сфере. Как ни странно, но структуры, отвечающие за развитие инновационных технологий в России в лице инвестиционных фондов и венчурных компаний, отрицают целесообразность использования документов по стандартизации в сфере ВТ и ТЭ. Речь идет о национальных стандартах в области безопасности ВТ и ТЭ, методах испытания, оценки эффективности и терминологии. Сложившееся экспертное сообщество пытается объяснить вновь созданным венчурным структурам и их экспертам, только начинающим вникать в тонкости инновационного развития водородных технологий, что формирующаяся в настоящее время нормативно-правовая база, гармонизированная с международными стандартами ИСО и МЭК, является основой коммерциализации инновационных технологий в будущем.

Например, при организации Технологического конкурса Национальной технологической инициативы «Первый элемент. Земля» и «Первый элемент. Воздух» (ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В), наши коллеги, соглашаясь в деталях по главной теме, связанной с применением национальной системы стандартизации в сфере ВТ и ТЭ, не торопятся вникнуть в суть предложений более опытных в этой области товарищей и нарочито демонстрируют свою позицию вплоть до пренебрежения общепринятыми/установившимися стандартными требования по оформлению конкурсной документации.

В соответствии с постановлениями Прави­тельства Российской Федерации от 18.04.2016 № 317 и от 03.04.2018 № 403 на Акционерное общество «Российская венчурная компания» (АО «РВК») возложены функции «Проектного офиса» НТИ, а также «Оператора» ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В. Для справки, в соответствии с ГОСТ Р 58305–2018: Проектный офис – временная или постоянная организационная единица, создающая условия для повышения эффективности проектной деятельности, обеспечения целесообразности и результативности компонентов проектной деятельности. (Примечание. Проектный офис не является коллегиальным органом управления.)

Первые две части настоящей статьи вызвали повышенный интерес участников рынка инновационных технологий. Автору статьи и в редакцию журнала поступали отзывы и комментарии, касающиеся этой темы. Не прошли мимо этой проблемы и социальные сети, в частности, на некоторых площадках Facebook развернулась жаркая дискуссия, которая в отдельных случаях сопровождалась «крепкими» словами и даже разрывом отношений внутри Сети. Активно выражают свою позицию Лидеры и эксперты НТИ, в том числе по спорным вопросам. Тема инновационного менеджмента в настоящее время достаточно полно представлена в национальных стандартах и заслуживает самого пристального внимания со стороны государственных структур, инновационных фондов, НИИ РАН и государственных университетов, значительная часть финансирования которых осуществляется за счет средств федерального бюджета. Однако складывается впечатление, что команды НТИ не жалуют национальную систему стандартизации, а предпочитают оперировать своими понятиями и использовать необщепринятые методы оценки эффективности. Следует обратить внимание на «Методические рекомендации по инструментам развития и поддержки проектов НТИ в регионе» (разработка АО «РВК», СПбПУ Петра Великого). Цитируем: «РЫНКИ НТИ. Глобальные рынки, объем которых к 2035 году составит более 100 млрд долларов, где в настоящий момент отсутствуют общепринятые/устоявшиеся технологические стандарты».

Действительно, мировой рынок водородных технологий и топливных элементов перерос предложенные НТИ критерии оценки будущих рынков, а технологические международные и национальные стандарты, регулирующие его деятельность, давно уже приобрели статус общепринятых/установившихся. Зачем же наши коллеги, идеологи «рынков_нет» решили попробовать свои усилия на площадках, где инновационные процессы развиваются по сценариям, опережающим идеологическую основу НТИ? Известные инструменты развития и поддержки проектов НТИ в этом случае не могут быть применимы в полной мере, а иногда могут оказать вредное воздействие на уже сложившуюся систему нормативно-правового регулирования в области ВТ и ТЭ.

В отличие от несуществующих рынков НТИ, инновационный рынок водородных технологий уже сформировался и к 2035 году может реально преодолеть технологический барьер в 100 млрд долл. США. Представители ТК 029 «Водородные технологий» в рамках глобальной директории ИСО/ТК 197 в течение 10 лет занимались разработкой международных стандартов и их имплементацией в национальную систему стандартизации. Однако вместо того чтобы использовать передовые практики формирования нормативно-правой базы инновационных технологий с горизонтом глобальной коммерциализации в 10–15 лет, коллеги из НТИ на страницах социальных сетей подвергли наших соратников остракизму. Например, не принято во внимание даже предложение статс-секретаря, заместителя министра Минэкономразвития России о включении представителя НАВЭ и ТК 029 «Водородные технологии» в состав жюри ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В (исх. от 29.03.2018 № 8039-ОФ/Д01и). В результате конкурсная документация мероприятий подготовлена и опубликована с нарушением общепринятых/установившихся стандартов, что создает риск признания результатов конкурса недействительными. К сожалению, наши коллеги не понимают, что, не включая оппонентов в органы управления мероприятия, они переводят полемику на страницы СМИ и в переписку с контрольно-счетными органами страны.

Вместе с тем сама тема «технологических стандартов» НТИ как минимум вступает в противоречие с Концепцией развития нацио­нальной системы стандартизации Российской Федерации на период до 2020 года, одобренной распоряжением Правительства РФ от 24.09.2012 № 1762-р, при разработке которой ставилась противоположная задача, направленная на создание универсальной системы стандартов, охватывающих, с учетом возможности их будущей актуализации, широкие горизонты долгосрочного планирования.

Хочется спросить наших коллег: разве ГОСТы в области Единой системы технологической документации (ЕСТД), стандарты безопасности, требования к формам технологических документов, стандарты, направленные на формирование инновационного менеджмента и применения лучших практик деятельности в области инновационных технологий, уже не являются технологическими стандартами или, может быть, они не будут применяться на будущих рынках НТИ?

В настоящее время рассматривается новый проект Концепции развития системы стандартизации в России c горизонтом планирования до 2030 года. Будем надеяться, что передовые идеи в области стандартизации, связанные с возникновением будущих рынков НТИ, наши коллеги представят в самое ближайшее время и сумеют убедительно обосновать свою позицию.

Вместе с тем формулировки рыночной стратегии НТИ не выдерживают критики как по терминологии, так и по содержанию. Трудно даже себе представить региональную структуру, формирующую глобальный рынок, на котором нет технологических стандартов. В некотором смысле это похоже на волюнтаризм, некий «командный» метод принятия произвольных решений вопреки объективным условиям и обстоятельствам. Действительно, уже давно и с успехом действует мировой АВТОРЫНОК, в самое ближайшее время на нем может быть преодолен технологический барьер производства 100 млн автомобилей в год. Но представить себе гигантов мирового автопрома в качестве участников глобального рынка НТИ АВТОНЕТ не просто смешно, а очень смешно. Как говорится, на НЕТ и рынка нет. Думается, что нашим коллегам предстоит большая работа по приведению идеологии НТИ в соответствие с действующей законодательной и нормативно-правой базой, или они должны уже сейчас поставить амбициозную задачу, связанную с изменением формы и содержания государственных институтов в соответствии принятыми нормами НТИ. Видимо, разработчики концепции Рынков_нет НТИ не в полном объеме представляют себе процедуры, с которыми столкнется вся наша страна, от бухгалтера до министра, при переводе Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД), на классификатор Рынков НТИ. Легко сказать «не Отрасли, а Рынки»…

Обращает внимание, что «Оператор» (АО «РВК») ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В задал тон в отношении к национальной системе стандартизации и считает, что «большинство…технических регламентов и стандартов нецелесообразно к применению в рамках технологических конкурсов, либо их действие не распространяется на мероприятия в рамках технологических конкурсов» (исх. АО «РВК» от 10.08.2018 № 795). Наши коллеги, Лидеры НТИ, пошли дальше в своих рассуждениях и стали утверждать, что действующая система стандартизации якобы может тормозить созданию новых достижений в сфере будущих высокотехнологичных разработок. Очевидно, что на смену старой «командной» экономике основанной на централизованном планировании, пришла новая «командная» эра, основанная на действии команды менеджеров из «проектных офисов» с их амбициозным стремлением превратиться из простых «Операторов» НТИ в процветающих венчурных капиталистов. Насколько эта модель окажется эффективней старой, сказать трудно. Как говорится, не переживешь, не узнаешь…

Но забавный анекдот на эту тему кто-то уже сочинил. Оперируя широко принятыми терминами, можно (в шутку) сказать, что «коммунизм» победной поступью уже шагает по стране. Действительно, супермаркеты полны товаров, бери сколько хочешь, денег платить не надо, эффективно действуют различные карточные системы (от кредитных до дорожных), широкое применение получил «командный» метод управления экономикой, и рынков, как говорится, тоже нет, все как обещали! Однако если говорить серьезно, то, используя набор терминов, в рамках сленговой контекстуальности (обусловленность контекстом) можно скомпоновать смысловую нагрузку высказывания таким образом, чтобы ее понимание не соответствовало первоначальным практикам применения. Так что наши коллеги из НТИ, оперируя не общепринятыми/установившимися терминами, не придумали ничего нового. Игра слов – больше чем просто игра!

К сожалению, подготовка экспертов некоторых центров академической и вузовской науки, а также менеджеров фондов инновационного развития, в области нормативно-правового регулирования оказалась, мягко говоря, далека от совершенства. Учитывая, что целью инновационных технологий является внедрение новой продукции, развитие системы стандартизации в этой области следует рассматривать как составную часть инновационной деятельности. Отрыв изобретателя или разработчика уника­льной продукции от нормативно-правового регулирования обрекает последнего на неудачу при коммерциализации своих результатов деятельности. Когда наши новаторы в беседе говорят, что стандартизация якобы мешает разработчикам новой продукции, то на самом деле после уточняющих вопросов, как правило, они соглашаются с тем, что разработчикам мешает отсутствие соответствующих стандартов, а не их наличие.

Проявление нормативно-правового нигилизма широкого круга участников в инновационной деятельности свидетельствует о глубоком кризисе, в котором находится в настоящее время не только система технического регулирования, но и система подготовки специалистов в этой области. В связи с этим разрабатывающийся новый проект Концепции развития системы стандартизации в России c горизонтом планирования до 2030 года должен учесть уроки действующего в настоящее время документа, реализация которого оказалась, мягко говоря, не очень эффективной.

Если кризис нормативно-правового нигилизма не будет преодолен в самое ближайшее время, инициативы бизнеса, менеджмента и усилия государственных институтов по пре­одолению технологического отставания в нашей стране окажутся нереализуемыми.

Справедливости ради надо отметить, что в России созданы благоприятные условия для разработки, внедрения и актуализации нацио­нальных стандартов, гармонизации отечественной системы стандартизации на мировом уровне.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации стандарты находятся в ведении государства, осуществляющего свои полномочия через властные органы, к которым относятся: Президент Российской Федерации, Федеральное собрание Российской Федерации, Правительство Российской Федерации и суды Российской Федерации.

Федеральным законом «О стандартизации в Российской Федерации» от 29.06.2015 № 162-ФЗ разработка государственной политики возложена на Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере стандартизации, которым в соответствии с постановлением Правительства от 05.06.2008 № 438 является Минпромторг России.

Кроме того, в соответствии с Федеральным законом от 29.06.2015 № 162-ФЗ в стране действует Федеральный орган исполнительной власти в сфере стандартизации, которым в соответствии с постановлением Правительства РФ от 17.06.2004 № 294 является Росстандарт. Одна из основных обязанностей Росстандарта – управление институтом технических комитетов, предназначенных для обеспечения современными стандартами всех участников действующего национального рынка товаров, работ и услуг.

Законодательная и нормативно-правовая база, созданная государственной системой стандартизации в нашей стране, определяет социальную ответственность всех участников деятельности в этой сфере и обеспечивает всеобъемлющее урегулированние существующих аспектов правоприменительной практики в этой области.

Казалось бы, все цели определены, задачи поставлены, действующая в рамках Росстандарта система разрабатывает и актуа­лизирует десятки тысяч национальных стандартов, большая часть которых гармонизирована со стандартами ИСО и МЭК, на местах работают территориальные органы, в каждом госучреждении и университете действуют специализированые подразделения, кафедры или специалисты, курирующие эту тематику. Тысячи людей с высокой социальной ответственностью продвигают национальную систему стандартизации в рамках действующего механизма законодательного и нормативно-правового регулирования. На каком же этапе произошел сбой этой мощной государственной системы, которому подчиняется все юридические и физические лица, почему аппарат управления и принуждения в области стандартизации работает неэффективно?

На практике корпоративные интересы даже некоторых государственных компаний или акционерных обществ со 100%-м государственным капиталом вступают в противоречие с действующей системой стандартизации. Принцип добровольности применения документов по стандартизации подменен принципом добровольности неприменения стандартов. Вроде одно и то же, но при детальном рассмотрении получается, что при первом принципе субъект из существующего набора стандартов выбирает подходящий, а если подходящего стандарта нет, то может не использовать стандарты. Это рассматривается как вынужденная, а не добровольная мера. При втором принципе субъект может даже не выбирать стандарт, а просто отказаться от применения стандартов, даже их не читая. Надо сказать, что по Федеральному закону от 29.06.2015 № 162-ФЗ «О стандартизации в Российской Федерации» (ст. 4), стандартизация в РФ основывается на принципах добровольности применения документов по стандартизации. Надо сказать, что ТК 029 просил обращался в Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере стандартизации с разъяснением по этом вопросу (исх. от 20.08.2018 № 08–08АР), последний уклончиво ответил на другие вопросы. Прямого ответа, разъясняющего принцип «добровольности» и «недобровольности», не последовало (исх. от 19.19.2018 № 60713/10).

Возвращаясь к теме применения системы стандартизации, при проведении ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В «Оператор» (АО «РВК») должен осуществлять закупки в рамках Федерального закона Российской Федерации от 18.07.2011 № 223-ФЗ во всех сферах свой деятельности, включая приобретение водородного топлива, баллонов для хранения водорода, услуг информационного обеспечения, разработки конкурсной документации. При этом в законодательном порядке его обязывают осуществлять указанные процедуры в соответствии с техническими регламентами и использовать национальную систему стандартизации.

На деле анализ закупок АО «РВК» по официальному сайту Единой информационной системы в сфере закупок показал, при составлении запросов предложений требования Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ в полном объеме не выполняются. В ответ на претензию НП НАВЭ «О нарушении прав участников технологического конкурса в результате неудовлетворительной работы оператора, связанной с организацией и освещением этапов их проведения, противодействием участию в работе конкурсов энтузиастов “водородного сообщества”, введение в заблуждение путем использования терминов, критериев оценки, а также методов испытания несоответствующих общепринятым стандартам» (исх. НП НАВЭ от 16.07.2018 № 07–01АР) «Оператор» (АО «РВК») утверждал: «Организуемые в соответствии с постановлением Правительства РФ от 03.04.2018 № 403 конкурсы не являются предметом регулирования упомянутых законов № 44-ФЗ от 05.04.2013, № 223-ФЗ от 18.07.2011» (исх. АО «РВК» от 10.08.2018 № 795).

К сожалению, это не так. Действительно, достаточно рассмотреть несколько примеров торгово-закупочной деятельности АО «РВК», чтобы понять, что в деятельности «Оператора» ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В имеются предпосылки, связанные с нарушением закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ.

Конкретный пример. На сайте Единой информационной системы закупок (ЕИСЗ) представлена информация о закупке у единого поставщика (исполнителя, подрядчика) № 31806132690.

Заказчик: Акционерное общество «Рос­сийс­кая венчурная компания» (АО «РВК»), осуществляющее закупку в соответствии с Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ.

Наименование закупки: «Выполнение работ по разработке регламентов проведения технического допуска, тренировочных, квалификационных и финальных испытаний и технических требований к полигонам испытаний, планируемых к проведению в рамках конкурсов Национальной технологической инициативы “Зимний город”, “Первый элемент. Воздух”, “Первый элемент. Земля”». Дата исполнения договора: 08.06.2018. Стоимость услуги: 300 000 руб.). Действительно, отвечая на претензию НП НАВЭ, «Оператор» уже знал, что договор по заказу № 31806132690, связанному с организацией ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В, был уже исполнен. Получается, что наши коллеги дезинформируют представителей Технического комитета ТК 029 «Водородные технологии» в том, что использование «стандартов нецелесообразно к применению в рамках технологических конкурсов, либо их действие не распространяется на мероприятия в рамках технологических конкурсов» (исх. АО «РВК» от 10.08.2018 № 795).

Важно отметить, что АО «РВК» в течение последних трех лет вообще не очень утруждал себя применением стандартов и по другим эпизодам, связанным с осуществлением своей закупочной деятельности, но это, как говорится, тема других заинтересованных лиц.

В нашем же случае следует отметить, что даже те стандарты, которые были подрядчиком использованы при разработке Технических регламентов ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В (ЕИСЗ № 31806132690), по мнению Ростехнадзора, изложенному в ответе на обращение НАВЭ (исх. 07.02.2019 № 09–03–05/1115), содержат существенные противоречия с действующей в стране системой стандартизации.

В нарушение постановления Правительства от 03.04.2018 № 403 на официальном сайте ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В до настоящего времени Конкурсные задания (КЗ) в установленном порядке не опубликованы. При этом следует иметь в виду, что такие требования напрямую связаны с выделением финансирования из бюджета. Получается, что КЗ в установленном порядке не опубликованы, а средства уже выделены. В Минобрнауки в соответствии с письмом НАВЭ (исх. 01–02/АР от 11.02.2019) запрос АО «РВК» с требованием обосновать правомерность действий, указанных в письме НАВЭ, направлен. Реакции пока нет, ждем-с…

Тем не менее конкурс уже идет, и есть результаты, легитимность которых в связи с нарушением условий публикации КЗ может оказаться под сомнением. Текст самих КЗ, без указания реквизитов документов, их утверждавших, постоянно изменяется. Это обстоятельство не только существенно затрудняет участникам конкурса и заинтересованным лицам ориентирование в тонкостях юридических формулировок и технической сути конкурсной документации, но и ставит под сомнение целесообразность проведенных и планируемых конкурсных мероприятий.

Действия, связанные с публикацией КЗ, противоречат требованиям ГОСТ Р 6.30–2003 «Унифицированные системы документации. Унифицированная система организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов». Вместе с тем договор на оказание услуг по модернизации и техническому сопровождению сайта Технологических конкурсов НТИ на портале ЕИСЗ № 31806749303 на сумму 3 340 483 руб. опубликован. В связи с этим требования по приведению публикации КЗ ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В в соответствие ГОСТ Р 6.30–2003 с Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ должны быть исполнены.

В некоторых случаях представленные формулировки выглядят весьма расплывчатыми и даже сомнительными. Например, задание на «создание энергетических установок на водородных топливных элементах, сравнимых по эффективности с традиционными источниками энергии на транспортных средствах…» не соответствует ГОСТ Р 56188.1–2014 «Технологии топливных элементов. Часть 1. Терминология» (п. 3.30), который трактует эффективность ЭУ на ТЭ как синоним КПД. Эффективность, КПД (efficiency) – отношение выходного потока энергии к входному потоку энергии устройства. (Примечание. Поток энергии может быть определен как среднее значение соответствующих входных и выходных значений, измеренных за заданный интервал времени.) Как известно, КПД ДВС и КПД ЭХГ на ТЭ не сравнимы. Экономическая эффективность энергоустановок на топливных элементах на отдельных режимах может в несколько раз превышать КПД ДВС.

Такая путаница при организации ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В привела к тому, что ряд компаний – лидеров рынка ВТ и ТЭ не стали подавать заявки на участие. К сожалению, «Оператор» до настоящего времени не представил сведения об участниках конкурса, допущенных к соревнованиям, отписался названиями команд. В соответствии с конкурсным заданием участниками являются юридические лица, чьи заявки получили одобрение Оргкомитета. Было бы интересно узнать, что собой представляют будущие герои прорывных технологий будущего. А может быть, там есть, что скрывать?

Отказ от системы нормативно-правового регулирования в области ВТ и ТЭ, принятой в нашей стране, дал о себе знать с самого начала организации ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В и выразился в неудачной постановке задачи, формулировку которой пришлось менять по требованию НАВЭ и ТК 029 «Водородные технологии». Наиболее существенные изменения представлены в табл. 1. Чтобы не запутать читателя, хотелось бы сразу объяснить, что на сайте конкурса и в конкурсной документации конкурсные задания имеют разный текст, а иногда и разный смысл.

Таблица 1. Сравнение формулировки задач Технологических конкурсов НТИ
Таблица 1. Сравнение формулировки задач Технологических конкурсов НТИ

Даже элементарный анализ поставленной задачи свидетельствует об отсутствии технологического прорыва как такового. Известно, что КПД двигателей внутреннего сгорания на частичных нагрузках, свойственных движению транспортных средств в городских условиях, сможет снижаться до 15–20%. Для ЭХГ на ТЭ КПД может быть в несколько раз выше. В связи с этим о сравнимости ЭУ на ТЭ и ДВС, с точки зрения их эффективности, не может быть и речи. Вот пример того, как нормативно-правовой нигилизм, к которому наши коллеги пришли, отказавшись от системы стандартизации в своей профессиональной деятельности, может «загубить» дело государственного значения, связанное с реализацией Технологических конкурсов Национальной технологической инициативы, реализуемой во исполнение целого ряда постановлений и распоряжений Правительства Российской Федерации.

Казалось бы, благодаря замечаниям НАВЭ указанный недостаток был устранен, но теперь встает вопрос, в чем же новизна задачи конкурса, обеспечивающего рынки НТИ прорывными технологиями, не основанными на общепринятых/устоявшихся технологических стандартах. Может быть, в этом кроется причина отказа от использования предлагаемых НАВЭ и ТК 209 «Водородные технологии» стандартов в области ВТ и ТЭ. Конечно, любая новая идея, в том числе и НТИ, имеет право на ошибку и должна совершенствоваться в ходе своего развития, но во главе должен стоять государственный принцип поддержки инновационного развития, а не корпоративный интерес по «Оперированию» бюджетных средств.

К сожалению «Оператор» конкурса (АО «РВК») до настоящего времени не считает целесообразным в конкурсной документации использовать весь арсенал требований нацио­нальных стандартов в области технологий топливных элементов и продолжает совершать ошибки, связанные с неоднозначностью применения «несистемных» терминов и определений, не соответствующих современной системе нормативно-правового регулирования.

Если вернуться к теме конкурса и продолжить анализ особенностей применения Технологических барьеров (ТБ), то следует более внимательно ознакомиться с особенностями применения удельных показателей, таких как удельная энергоплотность (УЕП) и удельная энергоемкость (УЭЕ).

Напомним, что технологический барьер ТК НТИ ПЭ.З: преодоление показателя удельной энергоплотности (УЭП) установки, равной 500 Wh/L для наземных транспортных средств и др. с мощностью ЭУ до 30 KW.

Технологический барьер ТК НТИ ПЭ.В: преодоление показателя удельной массовой энергоемкости, УЭЕ установки, равной 700 Wh/kg для БПЛА с мощностью ЭУ до 2 KW.

Сложность реализации поставленной задачи заключается в том, что предложенная система ТБ в области ВТ и ТЭ используется в мировой практике крайне редко и была заимствована из системы оценки эффективности аккумуляторных батарей. Такая система оценки имеет свою «философию», связанную со спецификой конструктивного исполнения. Как правило, системы хранения и генерирования электрической энергии в аккумуляторных батареях объединены в едином конструктивном решении.

Особенность конструкции ТСТЭ заключается в том, что технологически ЭУ на ТЭ состоит из двух компонентов, которые включают ЭХГ на ТЭ и систему хранения водорода. В данной системе водород является энергоносителем. Химическая энергия, запасенная в баллоне с водородом, подается в ЭХГ на ТЭ и, превращаясь в энергию электрического тока, поступает на движитель, представляющий собой устройство, преобразующее полученную энергию в полезную работу по перемещению транспортного средства.

Таким образом, указанные показатели УЭП и УЭЕ оценивают комплексно весь модуль ТЭ, включая эффективность ЭХГ и системы хранения водорода. Такой подход имеет одновременно и преимущества, и недостатки. Преимущество заключается в том, что комплексный подход позволяет оценить эффективность ЭУ на ТЭ в целом. Недостаток же выражается в том, что в нашей стране создание облегченных баллонов высокого давления является по сложности такой же трудной технологической задачей, как и разработка высокоэффективных ЭУ на ТЭ.

Принимая во внимание, что в рамках ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В приоритетной задачей является преодоление глобальных технологических барьеров в перспективном сегменте водородной энергетики на топливных элементах, смешение двух сложных разработок в рамках ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В создает методологические трудности. В том числе по результатам конкурса может победить команда, которая представила более легкий баллон для водорода, а не та, которая разработала ЭУ на ТЭ с лучшими показателями по топливной эффективности. Возникновение такого казуса крайне нежелательно, так как ставит под сомнение цели и задачи самого ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В.

Методически правильней было бы оценить эффективность отдельно ЭХГ на ТЭ и системы хранения водорода в соответствии с действующими методиками, принятыми в международных стандартах ИСО и МЭК, например:

• ISO/TS15869:2009 «Gaseous hydrogen and hydrogen blends – Land vehicle fuel tanks» (Водород газообразный и водородные смеси. Бортовые системы хранения топлива для транспортных средств);

• IEC62282–2:2012 «Fuel cell technologies – Part 2: Fuel cell modules» (Технологии топливных элементов. Часть 2. Модули топливных элементов).

Указанные международные стандарты в настоящее время имплементированы в нацио­нальную систему стандартизации.

Например, национальный стандарт ГОСТ Р МЭК 62282–2–2014 «Технологии топливных элементов. Часть 2. Модули топливных элементов», идентичный IEC62282–2:2012, содержит методики испытания модуля топливных элементов, принятые во всем мире.

ГОСТ Р МЭК 62282–2–2014 введен в действие с 01.07.2015 и регламентирует широкий спектр видов испытаний, включая типовые и приемочные испытания, в том числе:

• испытания в условиях нормальной эксплуатации;

• испытание на допустимое рабочее давление;

• испытание системы охлаждения на герметичность под давлением;

• испытание на воздействие электрических нагрузок;

• испытание повышенным давлением;

• испытание диэлектрика на электрическую прочность;

• испытание на перепад давления;

• испытание на наличие концентрации горючих веществ;

• испытания в условиях нештатных ситуаций;

• испытание на недостаточную подачу топлива;

• испытание на недостаточную подачу кислорода/окислителя;

• испытание на короткое замыкание;

• испытание на недостаточное/неисправное охлаждение;

• испытания на утечку газа;

• испытание системы отслеживания кроссовера газов;

• испытания на удар и вибрацию;

• проверку цикла замерзания/оттаивания.

Давайте теперь посмотрим на идею технологических барьеров, которая вписывается в методологию НТИ, основанную на отсутствии общепринятых/устоявшихся технологических стандартов, но входит в противоречие с международными практиками. Как так могло случиться, что идеология взяла верх над здравым смыслом? О каких лидирующих позициях можно говорить, исследовав только один показатель, даже не входящий в общепринятую международную систему испытаний? А если добавить, что при разработке Технических регламентов процедуры, связанные с определением технологических барьеров, не описаны, более того, само словосочетание «технологический барьер» не используется (это не шутка). Кроме того, расчет экономической эффективности по предложенным параметрам для технологического барьера в 500 wh/l (180 МДж) энергии из расчета на баллон водорода объемом, содержащим 3 кг (360 МДж) водорода, должен соответствовать КПД 50% (180/360).

При этом наши коллеги из АО «РВК» в рамках подготовки конкурсной документации не удосужились обосновать такой уровень эффективности ЭХГ на ТЭ и представить иностранные и отечественные аналоги таких устройств. Как тогда объяснить КПД, равный 66%, на мониторе испытательного стенда ЦНИИ СЭТ (рис. 1)?

Никто не мешает нашим коллегам из АО «РВК» воспользоваться одним из стандартных методов и применить международную терминологию при разработке конкурсной документации.

ГОСТ Р МЭК 62282–2–2014 также определяет правила маркировки продукции, предоставления технической документации, инструкций по монтажу, техническому обслуживанию, эксплуатации и утилизации модулей топливных элементов. Кстати, в конкурсной документации отсутствуют какие-либо требования по предоставлению подобных инструкций разработчиками конкурсных изделий. Опираясь на существующую международную систему стандартизации в области модулей топливных элементов, производители энергоустановок считают возможным освоить сегмент рынка, связанный с коммерциализацией модулей ТЭ. Это обусловливается тем, что модуль топливного элемента может быть самостоятельным продуктом, имеющим определенные технические характеристики.

В области оценки эффективности систем хранения водорода для транспортных средств с системами ТЭ существует своя разветвленная система стандартов. Один из них ГОСТ Р 55891–2013 «Водород газообразный и водородные смеси. Бортовые системы хранения топлива для транспортных средств», идентичный ISO/TS15869:2009, который устанавливает требования к баллонам высокого давления, включая неметаллические баллоны на давление до 70 МПа. В настоящее время в России ГОСТ Р 55891–2013 является единственным стандартом, действующим в сфере оборота газовых баллонов с такими параметрами.

Таким образом, попытка уклониться от обеспечения требований национальных стандартов, направленных на безопасность применения водорода в качестве топлива и сосудов высокого давления посредством введения несистемных критериев в виде неких технологических барьеров, не принятых в мировом сообществе, выглядят весьма сомнительным решением.

Необходимость разработки стандартных требований к испытанию систем топливных элементов возникла с пониманием необходимости гармонизации нормативной технической базы, связанной с их использованием в различных энергоустановках. Это обстоятельство обусловило стремление международных, межгосударственных и национальных организаций, работающих в области стандартизации, разработать и принять серию гармонизированных стандартов для регулирования единых требований к испытаниям энергоустановок на основе топливных элементов. Сведения о нацио­нальных и межгосударственных стандартах, идентичных международным стандартам ИСО и МЭК, представлены ниже.

Национальный стандарт ГОСТ Р МЭК 62282–3–200–2014 «Технологии топливных элементов. Часть 3–200. Стационарные энергоустановки на топливных элементах. Методы испытаний для определения рабочих характеристик» регламентирует методы испытания систем топливных элементов, определяет требования к объекту испытания, испытательной аппаратуре, измерительным приборам и процедурам измерения технических характеристик стационарных энергоустановок (идентичен IEC62282–3–200:2011).

Межгосударственный стандарт ГОСТ IEC62282–3–201–2015 «Технологии топливных элементов. Часть 3–201. Стационарные энергоустановки на топливных элементах. Методы испытаний для определения рабочих характеристик систем малой мощности» регламентирует методы испытания систем топливных элементов, определяет требования к объекту испытания, испытательной аппаратуре, измерительным приборам и процедурам измерения технических характеристик энергоустановок малой мощности, до 10 кВт (идентичен IEC62282–3–201:2013). Указанный стандарт базируется на национальном стандарте ГОСТ Р МЭК 62282–3–200–2014, где приведено описание методов испытаний в целом для определения рабочих характеристик, которые являются общими для всех типов топливных элементов. В ГОСТ IEC62282–3–201–2015 описываются только типовые испытания и требования к методам проведения этих испытаний. Стандарт предназначен главным образом для изготовителей с целью сертификации энерго­установок малой мощности.

Межгосударственный стандарт ГОСТ IEC62282–7–1–2017 регламентирует методы испытания единичных топливных элементов, устанавливает требования к объекту испытания, испытательной аппаратуре, измерительным приборам, методам измерения технических характеристик единичного топливного элемента (стандарт идентичен IEC62282–7–1:2010).

Межгосударственный стандарт ГОСТ ISO/TR11954–2016 «Дорожный транспорт на топливных элементах. Измерение максимальной скорости» устанавливает требования к оборудованию, приборам и методам измерения максимальной скорости при испытаниях водородных электрических автомобилей (идентичен ISO/TR11954:2008).

Национальный стандарт ГОСТ Р ИСО 23828–2013 «Дорожные транспортные средства на топливных элементах. Измерение потребления энергии. Транспорт на сжатом водороде» (идентичен ISO 23828:2013). Настоящий стандарт распространяется на транспортные средства на топливных элементах, в которых энергоустановка на топливных элементах является единственным источником энергии для силовой и вспомогательных систем, а также на транспортные средства на топливных элементах с комбинированной энергоустановкой, без подзарядки от внешнего источника.

Таким образом, оценка эффективности ЭУ на ТЭ, соответствующая лучшим международным практикам, является достаточно сложной задачей, и упрощенная методика, принятая «Оператором» ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В, не может достоверно оценить уровень технологического прорыва в настоящее время. В данном случае выбор технологических барьеров и применение критериев оценки эффективности ЭУ на ТЭ – не пустая формальность, а принципиальный спор вокруг фундаментальных основ теории стандартизации, охватывающей широкую область научной, технической, экономической, юридической, эстетической, политической и хозяйственной деятельности.

Вызывает удивление сам факт разработки Технических регламентов ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В. Дело в том, что в постановлении Правительства от 03.04.2018 № 403 речь идет только о Конкурсном задании, которое утверждается Конкурсной комиссией. Ни о каком ТР в постановлении правительства нет даже речи. Эта инициатива «Оператора» может носить только рекомендательный характер и является документом излишнего регулирования. Никакие решения жюри конкурса не могут быть основаны на требованиях ТР. Основным документом, на основании которого проводится конкурс, является Конкурсное задание.

Мы уверены, что если организаторы мероприятия найдут с представителями профессионального сообщества понимание способов решения текущих проблем, то Технологические конкурсы НТИ пройдут на самом высоком уровне. Здесь важно еще отметить сопутствующее действие, связанное с дискуссией в области технического регулирования и стандартизации. Диалог участников рынка ВТ и ТЭ оказал благотворное влияние на все участвующие стороны. По крайней мере в течение текущего года с действующей системой нормативно-правового регулирования в области ВТ и ТЭ ознакомились не только непосредственные участники технологических конкурсов, но и чиновники министерств и ведомств, так или иначе вовлеченные в их проведении. Для членов ТК 029 «Водородные технологии» и НАВЭ это является важным событием. Удастся ли совместными усилиями преодолеть реальный технологический барьер в сфере нормативно-правового регулирования водородных технологий и топливных элементов, покажет время. Но в любом случае следует считать идею, связанную с продвижением Национальных технологических инициатив, полезной и перспективной при условии, что наши коллеги избавятся от командного принципа отстаивания корпоративных интересов и начнут рассматривать движение НТИ как национальную программу реализации инновационной поддержки государства. Это значит, что во главу угла должны быть поставлены государственные интересы Российской Федерации, в том числе и в области стандартизации.

Продолжение следует

П р и м е ч а н и е. Коллеги, ни автор, ни редакция журнала не преследуют цели, связанные с дискредитацией деловых качеств личнос­ти или организаций, упомянутых в работе. Стоит задача объективно и заинтересованно освещать тему ТК НТИ ПЭ.З и ПЭ.В. Привлечь внимание «водородного сообщества» и широкой общественности к важному в наше стране событию, способствовать развитию системы профессиональных сообществ и популяризации НТИ, стимулированию развития научной, научно-технической и инновационной деятельности, повышению инновационной активности компаний в соответствии с постановлением Правительства РФ от 03.04.2018 № 403. Все ошибочные суждения и информация, не соответствующая действительности, если такая, по вашему мнению, содержится в статье, будут доброжелательно раскрыты при последующих публикациях. Просим вас присылать свои отзывы, пожелания и вопросы, связанные с данной статьей.

Эксклюзивное издание

"Экспертиза технического состояния
и причины неисправностей
автомобильной техники"
3 ведущих эксперта | 960 стр. | 2100 иллюстр.
Узнать детали

Адрес редакции

111033 Москва, ул. Самокатная, 2а, стр.1, офис 313

На карте

Контакты

Тел.: (495) 361-1260

E-mail: dostavka@abs-magazine.ru

Социальные сети

Журнал «АБС-авто» © 2019, все права защищены