Первый автосервисный журнал
Издается с 1997 года

«Разделять хобби и работу не получается»

«Разделять хобби и работу не получается»

Концерн ZF Friedrichshafen AG – частый гость на страницах нашего журнала. А мы – столь же частые гости на его пресс-конференциях, презентациях и других мероприятиях, всегда интересных и познавательных.

Чего только стоит визит в фирменный сервисный центр в Дрездене и на автодром Porsche в марте этого года! А встреча Global Press Event 2015 в начале июля! Поводов для него было как минимум три: приобретение концерном ZF холдинга TRW Automotive, столетний юбилей ZF и Франкфуртский автосалон IAA 2015. Во Франкфурте ZF и TRW готовились демонстрировать свои разработки, в том числе совместные. Журналистам повезло – им предложили ознакомиться с новинками до автосалона. И мы полетели в Потсдам…

Среди изюминок таких визитов – тест-драйвы. Но тестировали мы не автомобили как таковые, а компоненты и системы ZF и TRW. Примеряли на себя и рулевое управление, и подвеску, и автоматические коробки 8HP и 9HP, и подруливание задним мостом на Porsche, и парковку на чудесном автомобильчике ZF Smart Urban Vehicle, и вождение без участия человека на автобане, и системы безопасности, когда автомобиль сам тормозит перед пешеходом, и много чего еще. Поэтому довелось порулить и на треках, и на внедорожных трассах.

Но за достижениями любой компании стоят люди – как рядовые работники, так и руководители. В том числе и топ-менеджеры. Жизнь концерна – их жизнь. Поэтому сегодня мы пригласили в рубрику «Свой стиль» генерального директора ООО «ЦФ Руссия» Олега Молоткова.

Беседа состоялась в московском офисе компании, и началась она с чашечки кофе и воспоминаний. Например, как в 2012 году Олег был моим штурманом при знакомстве с новой коробкой 8HP. Я сидел за рулем черного BMW 740 xDrive, мы летели по автобану на юге Германии, а он рассказывал о крутящем моменте и «мозгах» коробки, о 25 управляющих программах и режимах от «комфорта» до «спорта», когда переключение переходит в 2 раза быстрее.

А я не чувствовал никаких, даже малейших, рывков при почти мгновенном разгоне, наслаждался скоростью, забыл о навигаторе, и тут Олег сказал: «Давай разворачиваться, а то мы уже во Франции». Вот так он увлек меня техническими подробностями 8HP. К слову, сегодня миллионы серийных 8-ступенчатых АКПП работают в более чем 600 сферах человеческой деятельности.

Я делаю это отступление с единственной целью: подчеркнуть, что перед нами не только руководитель, но и увлеченный технический специалист. А теперь – к теме.

Корр.: Олег Евгеньевич, автобизнес многогранен. Вы работаете, пожалуй, в самом сложном сегменте – это поставка на рынок брендовых узлов и агрегатов, сервисное обеспечение и ремонтные технологии, включая восстановление АКПП. Работа, без которой автомобиль не живет. Как все начиналось?

О.М.: Разумеется, в автобизнес я пришел не со школьной скамьи. Окончил Тверской политехнический институт. После этого работал на одном из предприятий химического машиностроения. Прошел путь от мастера смены до зам. начальника цеха. Вскоре появилась возможность уехать в Германию на переподготовку, в частности – для получения западных знаний по управлению и маркетингу.

Было это в 1990 году. Время перестройки, бизнес у нас только зарождался, и трудно было сказать – нужно это, не нужно, но открывшейся возможностью я воспользовался.

Оказалось, правильно, что воспользовался. В Германии мы осваивали премудрости не только европейского бизнеса. Была возможность изучить также американскую и японскую методологии. Кстати, «уроки японского» помогли понять восточные методы ведения бизнеса в целом.

В 1993 году я вернулся домой, и вся моя дальнейшая жизнь была связана с немецкими или австрийскими компаниями. Работал в машиностроительном концерне MANNESMANN, занимался поставками оборудования для энергетических установок по договорам с Газпромом и нефтяными компаниями.

После этого работал в строительной фирме. В Москве был строительный бум, приходилось много общаться с разными людьми, что дало неоценимый опыт выстраивания коммуникаций между российскими и западными менеджерами и специалистами. В конце 90-х я научился очень многому, что пригодилось в дальнейшем.

С 2000 года моя деятельность связана с автомобильным бизнесом. Сначала это была фирма SACHS, где мы занимались сцеплениями и амортизаторами. А в 2009 году я возглавил компанию «ЦФ Руссия», это 100% дочернее предприятие концерна ZF Friedrichshafen AG в России.

Корр.: Какое образование важнее для менеджера высшего звена – техническое, финансово-экономическое, какое-нибудь еще?

О.М.: Многое зависит от человека. Среди моих коллег и партнеров встречаются люди с различным образованием. Это и военные специалисты, и экономисты, и технари.

Как уже говорилось, первое образование у меня техническое, второе экономическое МВА. Кроме того, есть немецкий диплом руководителя проектов. МВА и квалификация руководителя проектов дает структуризацию знаний и методологию их применения для конкретных проектов.

Так как я работаю в автомобильном сегменте бизнеса, с узлами и агрегатами, техническое образование мне очень помогает. Недостаток знаний экономических восполнило МВА.

Так что, по моему мнению, наибольший потенциал развития руководителя в технической сфере автобизнеса дает симбиоз инженерного и экономического либо финансового образования. Первое нужно, чтобы разбираться в продукции, которой занимаешься, второе – для адекватной оценки процессов на рынке.

Корр.: А когда ZF пришел в Россию?

О.М.: В 1990 году. Тогда были открыты представительство в Москве и дочерняя фирма в Санкт‑Петербурге, а также определены цели и стратегия – поставка автокомпонентов в Россию и сервис для них. Последнее очень важно, и вот почему.

Агрегаты ZF всегда были недешевые, и чтобы эксплуатировать их в течение длительного времени, необходимо квалифицированное обслуживание. Это корпоративный стандарт, действующий во всем мире. И рожден он из 100-летнего опыта работы в европейских и других странах.

Корр.: Давайте напомним читателям – какие бренды сегодня входят в портфолио концерна?

О.М.: В 1990 у нас был только один бренд – собственно ZF. Он охватывал крупные агрегаты – механические и автоматические коробки передач и мосты для грузового транспорта, автобусов и спецтехники.

В 1984 году ZF приобрел фирму Lemförder Metallwaren, в 2001 году заводы Mannesmann Sachs (включая Boge), и летом этого года – американский холдинг TRW.

Почему это важно? В «нулевые» годы стало ясно, что быть поставщиком отдельных компонентов уже неинтересно. Автомобили начали собирать в виде отдельных модулей. Тем самым сокращалось время от создания модели до ее запуска в серию. Приобретая указанные выше бренды, ZF смог зарекомендовать себя как надежный поставщик широкой гаммы узлов и агрегатов – трансмиссии, систем привода и подвески, обеспечивая автопроизводителя готовыми модулями со всей периферией.

Корр.: Вы возглавили «ЦФ Руссия» в 2009 году – что удалось сделать на этом посту, учитывая непростую российскую специфику?

О.М.: Как уже говорилось, сцепления и амортизаторы Sachs были известны у нас еще с 90-х годов. К моему приходу этот бренд имел очень хорошую репутацию. В частности – у профес­сиональных спортсменов, чье мнение для рынка всегда было важным.

В те годы повальный дефицит сменился изобилием импортных деталей со всего мира. И потребитель начал понимать, что не весь импорт имеет высокое качество. В «нулевые» произошло расслоение рынка, люди начали разбираться, что существуют премиум-бренды. Например, среди амортизаторов это три-четыре марки, а все остальное – изделия среднего и низкого уровня. И последних становится все больше.

Мое задачей было отстаивание позиций премиум-сегмента. Сохранение за ними определенной доли рынка. Считаю, что это удалось. И это касается не только амортизаторов Sachs и Boge, которые, как и раньше, входят в первую пятерку премиум-брендов. Сказанное относится и к компонентам подвески, и к другим позициям ассортимента.

Партнеры и клиенты поняли выгоду приобретения всего необходимого из одних рук, обороты резко возросли. Я бы назвал это синергетическим эффектом, когда, образно говоря, «2+2=5». Суммарный результат бизнеса превосходит ожидания от отдельных его слагаемых.

Корр.: Концерн занимается не только автокомпонентами. Когда вижу за границей «ветряки», сразу вспоминаю – там, на гигантской высоте, стоят редукторы ZF. А что в России охватывается кроме автомобилей?

О.М.: Многое. Например, мы поставляем редукторы для метрополитена и гасители колебаний для железнодорожного транспорта, тестовое оборудование для вертолетной и морской техники. Поставки идут через наше представительство, мы участвуем во всей цепочке – от стадии проектирования до постгарантийного обслуживания.

Корр.: Мировые компании часто сотрудничают на рынке. Недавний совместный проект с Bosch по восстановлению реечных рулевых механизмов был удачным? И вообще, Ваше мнение об интеграции на рынке?

О.М.: У нас с компанией Bosch были тесные и продуктивные отношения. Мы не только дополняли друг друга, но и делили риски, а это и есть настоящее партнерство. Проект был перспективным, но произошло то, что произошло – ZF приобрел бизнес TRW, куда входили и технологии восстановления компонентов рулевого управления. Поэтому мы продали нашу долю в совместном предприятии. Но в целом опыт сотрудничества был удачным, позитивным.

Посмотрите новейшую историю автобизнеса. Совместные проекты – дело обычное. Только так можно чувствовать себя уверенно, успешно противостоять кризисам. Но самый надежный путь – это слияние, приобретение компаний, имеющих устойчивую репутацию в премиум-сегменте рынка. Именно так произошло в нашем альянсе с TRW. И тенденция к укрупнению в автобизнесе, несомненно, сохранится.

Корр.: Возможно, не совсем удобный вопрос. Сейчас непростая политическая ситуация. Сказывается она на сотрудничестве? Что думают по этому поводу немцы – не политики, а бизнесмены, партнеры?

О.М.: Они ждут, когда ситуация изменится, чтобы можно было спокойно работать. Отношения между бизнесменами не изменились. Мешают определенные политические решения, в том числе в Евросоюзе, не позволяющие активно развиваться бизнесу. Недовольства мы не слышим, но недоумение и сожаление ощущаем.

Корр.: А что с российской стороны? Вы говорили о системах тестирования вертолетной техники. Все же авиация, вертолеты бывают разные…

О.М.: Эти системы не являются продукцией двойного назначения. На все позиции оформляется сертификат с указанием конечного потребителя, поэтому продукция не попадает под эмбарго со стороны Европы и не встречает препятствий с российской стороны.

Корр.: Как подбираете персонал? Трудно ли стать сотрудником «ЦФ Руссия»?

О.М.: В нашей компании работает 90 человек, а когда-то начинали с 4–5 сотрудниками. Но растем, растем… Сейчас у нас два подразделения, в Москве и Питере, в Москве также находится Центр промышленного восстановления агрегатов.

Текучка у нас невелика, но если освобождается вакансия, обращаемся в специализированные компании по подбору персонала. Обычно рассматриваем 3–4 кандидатов, проводим собеседования. Основные требования – способность работать в команде, опыт, коммуникабель­ность. Если предстоит работать непосредственно с Гер­манией, требуется знание языка. Но не обязательно немецкого, достаточно и английского на хорошем международном уровне.

Корр.: Несколько слов о совместном предприятии в Набережных Челнах.

О.М.: Это ZF Кама, современный европейский завод по производству трансмиссий для большегрузных автомобилей. КАМАЗу принадлежит 49% акций, а ZF – 51%.

Предвижу следующий вопрос: планируется ли создание подобных предприятий в будущем? Все зависит от контрактов – как только возникнет необходимость, будем расширять локализацию. Тем более, что основное направление ZF на автомобильном рынке – грузовое.

Корр.: Скоро закончится 2015 год, перечислите его основные вехи для концерна. И несколько слов о планах на будущее.

О.М.: Главная веха – 100-летний юбилей ZF. Концерн пережил многие кризисы и войны, у него есть опыт, как работать в тяжелые времена. За провалами всегда наступают периоды роста, а главное в кризис – стабилизировать ситуацию, суметь взять на себя дополнительные риски.

Мы учимся на этом опыте. Первый кризис 1998 года был шоком, второй мы встретили с пониманием, а третий вообще восприняли как плановый.

Что касается будущего – мы сейчас разрабатываем программу до 2025 года, подробности раскрывать пока не буду. Скажу лишь, что рынок меняется фантастически быстро, соответственно преображается и сам автомобиль, и его компоненты. Кое-что вы узнаете на выставке во Франкфурте в 2016 году.

Корр.: И напоследок несколько слов о хобби. В рубрике «Свой стиль» без этого нельзя. Путешествия, спорт, что-то еще?

О.М.: Раньше я бы уверенно ответил – путешествия! Теперь, когда приходится много летать по работе, путешествия невольно перешли в разряд профессиональных обязанностей. Поэтому разделять хобби и работу у меня не получается.

Спорт – да, присутствует в моей жизни. Но не какой-либо конкретный вид, а скорее, фитнесс для поддержания общей физической формы. Движение доставляет удовольствие, радость. Особенно, когда тебя ждет любимая работа.

  • Юрий Буцкий
ZF

Адрес редакции

111033 Москва, ул. Самокатная, 2а, стр.1, офис 313

На карте

Контакты

Тел.: (495) 361-1260

E-mail: dostavka@abs-magazine.ru

Социальные сети

Журнал «АБС-авто» © 2019, все права защищены