Первый автосервисный журнал
Издается с 1997 года

Auson AB: история продолжается

Auson AB:  история  продолжается

Поговорим о компаниях, чей вклад в развитие мирового автопрома бесспорен. Не будем об автомобильных концернах – им славы хватает. Вспомним фирмы, чья продукция делает автомобиль более комфортным, надежным и долговечным. Одной из первых в этом списке значится шведская компания Auson AB, выпускающая антикоррозионные и противошумные материалы Mercasol и Noxudol. Зто не совсем обычные антикоры – они не содержат летучих растворителей. Их еще называют solvent-free. Это не совсем обычные противошумные мастики – они созданы на водной основе. А если какой-то препарат и содержит «органику», то мягкую, отвечающую самым строгим экологическим нормативам. Все это позволяет считать продукцию Auson AB инновационной, находящейся в тренде современного автомобилестроения. Недаром она является поставщиком конвейеров Volvo, Ford и других производителей автомобилей. Автору этих строк доводилось встречаться с управляющим Auson AB, внуком основателя компании Эриком Удесеном. По-скандинавски сдержанный, даже флегматичный, он не скрывал увлеченности своим делом. О наших беседах мы уже рассказывали. Однако далеко не всё. Давайте еще раз вернемся к этой теме. Слово господину Удесену. – Мой дед Артур Удесен, основатель концерна Auson AB, родился в 1896 году. Переехав в Швецию из Копенгагена, он занял должность управляющего Датской нефтяной компанией. Компания вынашивала честолюбивые планы – создать в Гетеборге офис для обслуживания шведского рынка. Однако судьба распорядилась иначе, фирма довольно быстро обанкротилась, и дед был вынужден искать другие способы существования. К счастью, на момент банкротства Артур Удесен имел крупные связи в нефтяном бизнесе. Поэтому в 1928 году он решил открыть собственное дело, связанное со смазочными материалами. На первом этапе у него был партнер, который быстро охладел к бизнесу, и в итоге Артур Удесен стал управлять фирмой один. Он продавал минеральные масла для двигателей и другие нефтепродукты, и дела постепенно стали налаживаться. К тому времени у деда уже было двое детей: мой отец Лиф Удесен (родился в 1923 году) и моя тетя Лиз Удесен. Сам Артур Удесен был из бедной семьи, поэтому в кризисы не мог рассчитывать на помощь родственников. Однако моя мама происходила из обеспеченной семьи – именно это и помогло деду выстоять в суровые экономические времена. После Второй мировой войны рынок потребовал от химической индустрии мирную продукцию: смазочные материалы, защитные консервационные препараты, декоративные покрытия... Мой дед имел хорошие связи и большой опыт: он стал поставлять заказчикам не только масла, но и химические составы для деревообработки, компоненты для производства асфальта и, что самое интересное, антикоррозионные материалы. Первая наша фабрика находилась в центре Гетеборга. В то время на производстве не было строгих правил техники безопасности – например, рабочие могли выпивать и курить на рабочем месте. В результате произошло несколько несчастных случаев, а однажды вспыхнул пожар. И когда бочки (а они были деревянные) загорелись, прогремел взрыв, и фабрика взлетела на воздух. Муниципальные власти этого не потерпели и потребовали переезда предприятия за пределы города. Дед нашел подходящую площадку в местечке Кунгсбака, что в 35 км от Гетеборга. Раньше там располагалось производство рубероида, к тому моменту закрытое. Туда-то мы и перебрались в середине 1950 года. Вскоре мой отец Лиф Удесен, химик по образованию, стал уделять семейному бизнесу больше внимания, и даже возглавил компанию в 1966 году. Он-то и разработал линейку наших препаратов. Первой ласточкой в области антикоррозионной защиты стал Avto-Plaston, который мы начали поставлять на станции технического обслуживания совместно с насосами высокого давления. Спрос на антикоррозионные услуги рос, росли и объемы поставок наших материалов. Ежегодно мы производили все больше и больше, причем шли в ногу со временем: когда Свен Лурин, основатель ML-метода, создал технологию и препарат для обработки скрытых полостей, мы тут же начали производить ML-препараты. Однако отец прекрасно знал, что залог настоящего успеха, масштабного увеличения объемов производства – это поставки на конвейеры Volvo. Задача оказалась очень трудной. В течение ряда лет отец и дед пытались пробиться на автозаводы, но безрезультатно. Потом дело все же сдвинулось. Произошло это так. Компания Volvo проводила обед в Альборге (Дания) и пригласила на него моего отца. А отец был пилотом, не в смысле автомобильным гонщиком, а летчиком. И у него был экзотический маленький аэроплан – на нем-то он и прилетел в Альборг, немало удивив и порадовав устроителей встречи. После этого вояжа компания Volvo заключила первый контракт на поставку 200 т антикоррозионных материалов по цене 0,85 шведских крон за килограмм. На дворе стоял 1963 год. Мы считаем его началом новой эры для компании Auson. Ежедневно поставляли по 16 т препаратов для обработки днища. Тогда у нас не было большегрузных автомобилей, поэтому приходилось отправлять два 8-тонных грузовика, забитых под завязку. Со временем у концерна Auson появилось больше возможностей для развития бизнеса. Расширилась производственная база, начал развиваться экспорт препаратов. В конце 1970-х годов муниципальные власти города Кунгсбака попросили нас переехать, поскольку производство располагалось слишком близко к жилым домам. Власти предложили место вблизи городской черты, на площадке, где раньше производились бетонные трубы. Этот вариант нас устроил, мы перебазировались в 1983 году и начали внедрять в производство новые разработки. Тогда же по заказу Volvo приступили к разработке термопластичного препарата для днища без содержания растворителей. Заказ был получен в результате длительной конкурентной борьбы с другими производителями антикоррозионных препаратов. К слову, в те времена мы инвестировали в новые разработки около 400 тыс. евро. Заказ стал важной вехой в биографии концерна, поскольку позволял продолжить разработки без-растворительных препаратов – как для обработки днища, так и для защиты внутренних полостей. Крупные поставки продолжались до конца 1990-го, когда компания Volvo приняла решение использовать PVC-препараты для антигравийной обработки и Noxudol 300 в качестве комплексной защиты кузова. Тем временем мы принялись развивать бизнес в Восточной Европе. В начале 1993 года открыли офис в Литве, в 1994-м впервые приняли участие в выставке в Санкт-Петербурге. В том же году получили свой первый заказ в России. А главное – акти визировали деятельность на рынке послепродажного сервисного обслуживания автомобилей и начали разрабатывать метод нанесения наших препаратов без содержания растворителей в условиях СТОА. Наша первая станция в Швеции, использующая препараты без растворителей (Noxudol 300 и Noxudol 700), открылась в 1996 году. Следовательно, Auson обладает 18-летним опытом в сервисном деле. Вот еще несколько важных событий из истории компании. В 2005-м управление концерном взяли на себя Пер и Эрик Удесены. В 2007 году Auson AB получил от компании Henkel Chemie (Германия) заказ на размещение производства всей линейки ее препаратов для обработки внутренних полостей. В 2009-м мы приобрели торговую марку Mercasol и антикоррозионный бизнес компании Geveko Industri AB. В 2009 году оборот концерна достиг 92 млн шведских крон, а сегодня он составляет более 100 млн шведских крон. Надеемся, что российский рынок антикоррозионных услуг оценит наши безрастворительные препараты Noxudol по достоинству. Но особую надежду мы возлагаем на противошумные препараты. Это Noxudol 3100 для внутренней обработки салона и Mercasol Sound Stop для внешней защиты кузова. Как водится, после рассказа появились вопросы. Говорили об антикоррозионных и противошумных препаратах. А еще – о конвейерах и афтемаркете. – Господин Удесен, автомобиль непрерывно совершенствуется. Наш журнал всегда агитировал за дополнительную антикоррозионную обработку. А может, современному автомобилю она не нужна? Достаточно конвейерной защиты? – Нет, конвейерной защиты недостаточно. Автомобиль по-прежнему нуждается в дополнительной антикоррозионной обработке. У многих (далеко не всех) современных автомобилей днище покрыто толстым слоем PVC, обеспечивающим хорошую антигравийную защиту. Этот слой предохраняет днище и от коррозии, но лишь до тех пор, пока остается целым и невредимым. Но стоит появиться трещинке, и коррозия тут же атакует металл. А вот внутренние полости изначально защищены слабо. Например, в полостях кузова Volvo распыляется всего 800 г антикоррозионного препарата. Для экстремальных условий эксплуатации с частыми перепадами температур этого недостаточно. К счастью, существует рынок послепродажных услуг. Она-то и спасает положение, компенсируя недостаточную конвейерную защиту. – А может, автопроизводители не заинтересованы, чтобы автомобили жили долго? Модельный ряд сменяется едва ли не каждые три года. Надо продавать, продавать, продавать... – Да, сегодня автопроизводителю невыгодны автомобили-долгожители. Ему важнее сокращение затрат на производство. Отсюда уменьшение толщины цинкового покрытия на бюджетных моделях и снижение объемов антикоррозионных препаратов, используемых на конвейерах. Долгая жизнь автомобиля – это проблема автовладельца. Хочешь ездить много лет – заботься о кузове. Мы предоставляем такую возможность. – Но ведь производитель дает гарантию от коррозии? – Да, у компании Volvo эта гарантия составляет 12 лет. Но от сквозных поражений кузова, т.е. от перфорированной ржавчины. На кузов Jaguar тоже дается 12-летняя гарантия, но при условии, что автомобиль не будет эксплуатироваться на дорогах, обработанных солевыми реагентами. Разве можно обеспечить столь «стерильную» эксплуатацию? Существует много всяких ограничений и оговорок. Поэтому гарантия от коррозии – это в определенной степени лукавство и настоящей гарантией не является. Если вы позвоните на заводы Volvo и спросите, нужна ли их автомобилям дополнительная антикоррозионная защита, вам ответят, что не нужна. Дополнительная обработка зависит от инициативы и финансовой заинтересованности местного дилера и менталитета населения. Например, в Норвегии все новые автомобили обрабатываются в порту на особой площадке. Но это заслуга продавца автомобилей, а не производителя. Дилер понимает, что так лучше пойдут продажи. Аналогичную картину можно наблюдать и в Швеции, и Финляндии. Но лидирует по объемам дополнительной обработки Дания. – Как будут развиваться антикоррозионные препараты в ближайшем будущем? – Auson АВ более 25 лет производит препараты без растворителя, непрерывно расширяя ассортимент. Считаем, что они в полной мере отвечают всем экологическим нормам. Кроме того, они выгодны: сколько нанесли на защищаемую поверхность, столько на ней и осталось, никаких испарений. Еще одно направление – это препараты на водной основе. Единственный минус – их можно хранить и транспортировать только при плюсовой температуре. – А каковы отношения Auson AB с производителями оборудования и специальной оснастки для антикоррозионной обработки? – Мы сотрудничаем с компанией Assalub, производящей насосы, и компанией Invako, выпускающей насадки для всех видов обработки. Кстати, Invako разработала для нас комплект оснастки для нанесения безраствори-тельных препаратов. А технологические карты выпускаем сами. – Для автомобиля важна и защита от шума. Наблюдается ли в афтемаркете увеличение продаж противошумных материалов? Чему отдает приоритет Auson AB – антикору или «противошумке»? – Противошумные материалы становятся все более популярными. Например, недавно мы заключили контракт на поставку противошумных материалов для обработки новых автомобилей Volkswagen. Что касается приоритета, до недавнего времени это были антикоры. Сейчас лидерство завоевывают противошумные напыляемые препараты. Это вполне объяснимо: антикор работает на перспективу, а защита от шума дарит комфорт сразу – «здесь и сейчас». Это очень привлекательно для потребителя. Поэтому мы готовы к увеличению объемов производства противошумных мастик.

  • Юрий Буцкий

Адрес редакции

111033 Москва, ул. Самокатная, 2а, стр.1, офис 313

На карте

Контакты

Тел.: (495) 361-1260

E-mail: dostavka@abs-magazine.ru

Социальные сети

Журнал «АБС-авто» © 2019, все права защищены