Первый автосервисный журнал
Издается с 1997 года

Интервью с русским изобретателем. Часть 2.

Интервью с русским  изобретателем. Часть 2.

Часть 2. Начало в № 11/2013

Продолжаем разговор с профессиональным изобретателем Робертом Юрьевичем Федосеевым, который начали в прошлом номере.

Редакция журнала «АБС-авто» («АБС»): Роберт, в прошлый раз мы начинали разговор с темы изобретательства. Но как-то незаметно ушли в сторону. Может быть, сегодня снова вернемся к изобретательству?

Роберт Юрьевич Федосеев (Роберт): Не возражаю. Тем более, что к этой теме мы в любом случае бы подошли. Почему бы не сейчас? Давайте.

АБС: Вы в последнее время что-нибудь изобретаете?

Роберт: Изобретательство – это мое естественное перманентное состояние. Я вроде бы живой, поэтому ответ очевиден.

АБС: Кто он – сегодняшний изобретатель?

Роберт: Давайте договоримся по терминам. Я считаю изобретением любой продукт, который в момент рождения имеет принципиальные отличия по отношению к известным аналогам. Или является концептуально новым. В этом смысле не имеет значения, в какой области человеческой жизни найдет применение этот новорожденный экспонат. Он может быть плодом инженерной мысли, дизайнерской идеи, кисти живописца или продуктом озарения талантливого композитора. То есть всего нового, что может быть принято людьми. Так, помимо многочисленных механических, электротехнических, теплотехнических, полупроводниковых изобретений и других технических и нетехнических разработок, считаю себя еще и музыкальным изобретателем. К вашему сведению, я написал музыку и стихи к более чем 400 песням. Если точнее: изобрел стихи, и музыку к ним. В последние 10 лет занимаюсь изобретательством в компьютерных технологиях концептуально новой идеологии и архитектуры. А также изобрел программные продукты к ним. А вообще, сегодняшний мир изобретательства претерпел серьезнейшие изменения.

АБС: А какими из своих изобретений Вы гордитесь больше всего?

Роберт: Их у меня много, но каждое мне дорого. Приносит удовлетворение то, что практически большинство из них работают до сих пор в разных секторах экономик различных стран. Предлагаю не тратить на это время сегодня. У меня и так осталось его слишком мало для реализации самого главного своего изобретения. Ему, если точнее, им (их много) я планирую посвятить все отведенное мне «сверху» время.

АБС: Продолжайте, пожалуйста.

Роберт: Возвращаясь к началу сегодняшнего разговора, к моим словам о сильно изменившейся среде изобретательства как деятельности, следует заметить следующее. Само понятие «изобретательство» сегодня, скорее ассоциируется не с каким-то, как в прежние времена, элитарным родом деятельности, связанным с наукой и творческими озарениями, а с технологическим процессом. Бесконечным, безостановочным процессом, в котором помимо изобретателей задействована огромная масса специалистов других профессий. Это и юристы, и патентоведы, и обширная группа консультантов, и т.п. Всех просто не перечесть! Сегодня эта деятельность поставлена на поток. В этой мировой индустрии крутятся сотни миллиардов долларов. Средняя китайская компания в год патентует более 4000(!) своих изобретений. Заметьте: это только одна компания. То есть в день почти 11 изобретений, включая выходные и праздничные дни.

АБС: А где же можно увидеть в жизни это кошмарное количество изобретений?

Роберт: Во всех материальных и нематериальных продуктах, нас окружающих. Материальные мы видим в первую очередь в магазинах, остальные на производствах, в научных лабораториях и исследовательских центрах. Здесь ситуация следующая. Изобретенный однажды оригинальный образец нового продукта может многократно улучшаться, дополняться, совершенствоваться, короче, изменяться. Без кардинальных изменений по существу. И всякий такой апгрейд требует обязательной юридической защиты. Скажу больше, компания, родившая принципиально новый продукт и выводящая его на рынок, вынуждена без остановок продолжать работу с ним. До тех пор пока он востребован рынком. Не все дальнейшие усовершенствования попадают в конце концов в производство, но защищаются абсолютно все. Чтобы перекрыть возможности конкурентам путем несущественных изменений зарегистрировать популярную разработку как свою.

АБС: А какова доля принципиально новых изобретений среди массы видоизмененных копий по отношению к оригиналу?

Роберт: На мой взгляд, едва ли десятая часть процента. Может, меньше. Увы, так устроен современный деловой мир. Не случайно ведь мы регулярно становимся свидетелями исков именитых игроков бизнеса друг к другу. Мы узнаем об этом лишь потому, что это битвы гигантов. О драчках игроков пожиже никто ведь говорить не будет – неинтересно. А вы слышали что-нибудь об исках российской компании к иностранному или национальному бизнесу по поводу нарушения авторских прав?

АБС: Не помним таких. А почему?

Роберт: Полагаю, догадаться несложно – в связи с их мизерным количеством. Если обратиться к истории вопроса, вынужден сказать, что в СССР, в лучшие времена, в год регистрировалось изобретений в 5 раз больше, чем в США, Германии, Японии, Великобритании. Мы что, массово поглупели?

АБС: А Вы сами как считаете?

Роберт: Убежден, что нет! Да, секундочку, как-то улизнули от нашего внимания нематериальные продукты, рождаемые и производимые современным бизнесом компьютерных технологий. Их, безусловно, следует относить к изобретениям. Заметить их на полках магазинов трудно. Но их доля в мировом ВВП огромна. В прошлую встречу я называл не самую высокую стоимость рабочей программы приличного современного предприятия. Полезно вспомнить. Она может достигать нескольких сот миллионов долларов. К такой работе одних только программистов привлекается несколько сотен. Лет десять назад встречал сообщение, что Индия экспортирует в год программных продуктов на сумму более 9 миллиардов долларов. Сегодня, конечно, больше. Не нужно строить трубопроводы, вкладывать деньги в заводы, короче, делать громадные инвестиции с многолетними сроками окупаемости. И ресурсы для производства такого продукта самые что ни на есть возобновляемые и экологичные. Но для этого необходима особая среда государственного пространства, которая способствует развитию интеллекта нации до возможностей решений таких запросов глобального рынка. Все мы постоянно слышим в медийном пространстве определения века нынешнего: «постиндустриальная эра», «информационное общество», и т.д. В первую очередь это имеет отношение к изменению мирового инвестиционного вектора в сторону изобретений в информационных технологиях. В этом главная суть нового времени. Деньги и стратегические интересы держав стали тяготеть к информации – самому востребованному продукту сегодня.

АБС: Ну а нам что делать, на Ваш взгляд?

Роберт: Для начала выбросить из головы популистские игры наших правителей. Я имею ввиду все эти ритуальные танцы вокруг государственных программ типа Сколково. Я вообще даже не понимаю – это игра, чтобы сформировать у населения иллюзию заботы о будущем державы, или непонимание ситуации, в которой находимся? Все напоминает врача, который не только не знает, как лечить больного, но даже не может поставить диагноз. Поэтому делает самое простое: прописывает успокоительное.

АБС: Роберт, а Вы знаете?

Роберт: Я знаю один из путей выхода из трясины. Не исключаю, что он не единственный. Но ведь если бы Вы меня не пригласили к разговору, Вы бы и этого не узнали. Так же как и я, возможно, никогда не узнаю других идей. Информационное общество живет информацией, если ее нет в СМИ, значит, ничего нет и в жизни.

АБС: А поделиться своими идеями можете?

Роберт: И не только идеями, но и готовыми предложениями.

АБС: Внимательно Вас слушаем.

Роберт: При прошлой встрече я говорил о негативном влиянии процесса потребительства на просвещенный мир. Вспомним «устройство» человека. Он реализуется в окружающий мир своими базовыми функциями: метаболизмом (пища, вода, воздух), физической деятельностью (передвижение, работа и т.д.) и мыслительной активностью. Попытки облегчить усилия по реализации любой из них (ведь все живое стремится к состоянию покоя) неминуемо отзываются ухудшениями здоровья организма. Это никакое не открытие, это понимает всякий взрослый гражданин. Я просто констатирую, чтобы показать логику своих дальнейших выводов. Захотела цивилизация упростить процесс обеспечения работы метаболической системы, перейдя на интенсивное земледелие и ускоренное производство скота и птицы, – получило продукты, калечащие здоровье. Оглянулась назад и двинулась (пока очень медленно) в сторону экологичных, созданных на основе древних технологий. Без применения искусственных ускорителей роста биомассы и химикатов против вредителей растений и животных. Облегчила во многих ипостасях двигательную активность, изобретя себе технических помощников (например, автомобиль, паровоз, самолет или электоромясо-рубку) – получила букет новых недугов, ранее неизвестных медицине. Огляделась и изобрела средства замещения традиционных нагрузок. Например, силовые тренажеры или беговые дорожки. А с мозгами что?

АБС: Мозг тоже подвержен патогенному влиянию?

Роберт: Именно. Но вот с нервной системой все сложнее. Если говорить о ней как об органе, управляющем работой всех систем человека, тут все так же как и с сердцем, желудком или тазобедренным суставом. И вредные продукты, и недостаток физических нагрузок имеют на него такое же негативное воздействие. Сейчас я говорю о функции мозга как органа, главная задача которого состоит в обеспечении адаптации вида к изменениям окружающей среды. А какая среда окружает гражданина современной цивилизации? Информационная. Поэтому эволюция здесь реализуется запросом в росте интеллектуальных способностей. Если совсем огрубить, то в результате имеем: умный получает преимущество перед менее развитым собратом, или иноплеменником. А вот ослабление напряжений мозга как базовой функции человека чревато его (мозга) деградацией.

АБС: Роберт, извините, но интересно все же узнать: что Вы предлагаете. Боимся, что время уйдет, а мы не узнаем самого главного, ради чего встретились.

Роберт: Не волнуйтесь – все успеем.

АБС: Тогда слушаем, что предлагаете.

Роберт: Как изобретатель, никогда не опускавший рук, я работал над своими изобретениями, естественно, с оглядкой и на нашу новейшую историю, и на сегодняшнюю экономическую ситуацию страны. Поэтому свои мысли концентрировал на самой активно развивающейся отрасли экономики в мире – информационных технологиях. Мне было понятно, что пойти по пути, которым пошли наши соседи, мы уже не сможем – шанс развить наработки прошлых лет под новые задачи был упущен. Нужны идеи и технологии, которые позволят перейти не на одну ступеньку вверх в развитии мысли и, как результат, экономики, а перепрыгнуть через две, через три ступени, чтобы догнать, а потом и перегнать развитый мир.

АБС: И что Вы изобрели?

Роберт: Слушайте. Мои размышления на эту тему привели меня к пониманию, что для новых реалий человека нужны новые технологии для повышения эффективности мыслительных процессов. А для этого потребуется новая точка отсчета. Новые технологии измерений. Если для прежнего мира господства физических объектов и величин прежняя система координат Декарта работала, то на данном витке развития человечества она недостаточна. Нужна новая система координат, которая бы могла работать не только с физическим пространством, но и с ментальным. И таковая появилась. Сначала я открыл, в первую очередь себе, а потом и миру, многомерную систему координат. Назвал ее своим именем: Многомерная Система Координат Федосеева, сокращенно – МСКФ. МСКФ – это визуальная математическая модель ментального пространства. На основе этого знания я построил новую структуру, которую назвал «дешграммой» (от слова «дешифратор»). Она напоминает таблицу Менделеева, но имеет массу особенностей. Чтобы не перегружать читателей, скажу, что она позволяет создавать числовое определение не только материальных объектов, но и духовных: идей, ассоциаций, мыслей.

АБС: Роберт, помните, Вы говорили про деструктивное влияние компьютерных технологий на развитие интеллекта? Если можно, несколько слов об этом.

Роберт: Да, конечно. Вредоносность их, особенно на детские умы, заключается в лишении мозга необходимости выполнения базовых напряжений. Путем использования компьютерных программ. «Забил» данные в отведенную строку, «кликнул» и получил ответ. Это все равно, что ходить в школу с книгой, в которой даны ответы на все примеры или задачи. А экзамен выглядит как тест, в котором нужно выбрать правильный ответ. Многому научится такой ученик?

АБС: Так что же, Вы предлагаете вернуть счетные палочки в школы?

Роберт: Нет, хотя счеты вернуть бы надо. Но сейчас не об этом. Наша (и не только наша) начальная школа сильно отстала от вызовов времени. Очень! И не только начальная. Можно то же самое сказать и про среднюю школу, и про вуз. И ситуация только усугубляется. Продолжаю. На основе МСКФ я создал ряд инструментов, работая с которыми, можно стремительно, прыжком, повысить интеллектуальный уровень детей и взрослых. Перечислю их, это компьютеры и компьютерные программы, которые я назвал дешкомпьютерами и дешпрограммами.

АБС: Давайте задержимся на недолгое время на приставке «деш». Что она означает в Вашей технологии?

Роберт: Секунду, сейчас поясню. Стремительно развивающиеся информационные технологии, и я в этом уверен, пошли по неправильному пути. Вернее, так: путь, по которому с самого начала пошла индустрия производства программных продуктов, сегодня не отвечает запросам времени. Если точнее, теперь он уводит нас в сторону от прогресса. В дебри, в которые уже человек попадал, когда пытался облегчить свои другие, не мыслительные базовые функции. Помните, чем все это заканчивалось?

АБС: Возвратом в прошлое?

Роберт: Не возвратом, а оглядкой на прошлое. Перестал человек ходить – заболел, придумал современный тренажер для восстановления движения – выздоровел. Ездить не перестал (как же без автомобиля?), но здоровье восстановил. А вот с мыслительным аппаратом посложнее. Но алгоритм тот же. Почему с таким титаническим трудом реализуется производство компьютерных программ? И работа с ними, как мы помним по прошлой встрече, приносит колоссальные нагрузки для современного человека? Для тех, кто не в курсе, о чем мы говорили тогда, повторю цитату из работы Владимира Даниловича Паронджанова «Как улучшить работу ума»: «Интеллектуальная безопасность цивилизации – комплексное свойство глобальной интеллектуальной деятельности людей, позволяющее, во-первых, своевременно решать все более сложные интеллектуальные задачи, обеспечивающие устойчивое развитие цивилизации, во-вторых, защитить человеческий мозг от опасных и вредных для здоровья перегрузок, сводя их к минимуму или полностью исключая». А программы, сделанные на основе МСКФ, могут помочь в решении вышеназванных проблем.

АБС: А в чем такой Ваш ответ соответствует обращению в прошлое человечества?

Роберт: При прошлой встрече я говорил об ущербности современных компьютерных программ в связи с отсутствием возможности их визуализации. Так уж распорядилась природа или ее Создатель, что человек познает мир в основном (более 95%) зрительно. Человеку трудно мыслить о том, что он никогда не видел. Народ исстари знает: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать!». Видели ли Вы электронную программу в развернутом виде?

АБС: Да.

Роберт: Поняли ли что-нибудь из того, что видели?

АБС: Нет, какие-то крючочки с запятыми...

Роберт: А мои программы одновременно и визуализируют их, и демонстрируют результаты, которые хотим получить, введя задание. И сделаны они с использованием не древнего линейного способа записи на компьютерном языке, а на основе знаний Многомерной Системы Координат Федосеева. Много Вы поймете в работе некоего сложного устройства, реализованного в закрытом корпусе? Даже если он будет выкрашен белым цветом. А вот если корпус прозрачен, кое-что понять можно. Узнав назначение каждого компонента, можно понять еще больше. Поразмышляв над увиденным, можно сделать выводы. Понимаю, что мои пояснения не облегчат понимания в отсутствие объекта, о котором говорим (опять недостаток зрительной информации). Остановиться подробнее не хватит времени.

АБС: Мы просили разъяснить суть приставки «деш», присутствующей во всех названиях Ваших последних изобретений.

Роберт: Помню-помню! Как раз об этом и хочу сказать. Последние два десятилетия урожайны на новые имена и труды ученых, которые как будто пробили стену, отделяющую материальный мир от тонкого. Ортодоксальная наука уже не в состоянии игнорировать их. Она еще не готова о них говорить, но сходу их отметать уже перестала за неимением аргументов. Ярким представителем этой плеяды, скорее, мыслителей можно назвать Андрея Теслинова. Его открытия законов тонкого мира существенно расширяют возможности бизнеса. Но до последнего времени не было инструмента для использования таких знаний программно. Это сужало возможность прикладного использования таких знаний. А разработки, созданные на основе МСКФ, способны решать задачи со множеством переменных, включая ментальную (мыслительную). Они могут помочь современному миру в решениях нерешаемых сегодня проблем. То есть расшифровать (дешифровать) многие тайны, заложенные в «организации» мироздания. Чтобы использовать их в жизни вообще и в бизнесе в частности. Ну и подготовить мозги к их осознанию. Без вреда для здоровья человека.

АБС: Насколько мы поняли, Ваши технологии нужны для решения глобальных задач. А для нас, нашей экономики и жизни российской вообще, чем они могут быть полезны?

Роберт: Видимо, я что-то упустил, если Вы задали такой вопрос. Извините. Постараюсь кратко об этом. Что бы Вы сказали, если бы в пятом классе средней школы на контрольном уроке по информатике ученикам давалось задание написать в течение одного академического часа компьютерную программу на родном (человеческом, для нас – русском) языке? Темы следующие – на выбор: «Управление твоим свободным временем», «Математика как удовольствие», «Хочу стать отличником», «Почему сегодня у меня плохое настроение», «История как хобби», и т.д.

АБС: Супер! А это реально?

Роберт: Абсолютно! Когда такое случится, а оно обязательно случится – вопрос лишь времени, в наши детские сады, школы и вузы будут выстраиваться огромные очереди иностранных граждан, желающих обучать своих детей на основе дешграмотности.

АБС: А когда можно этого ожидать?

Роберт: Сформулируйте задачу, я сделаю ТЗ (техническое задание), программист напишет дешпрограмму, а Вы сами, введя переменные и их значения, получите результаты (смеется).

АБС: Не хотите напоследок что-нибудь сказать читателю?

Роберт: С удовольствием. Уважаемые сограждане! Читатели! Я готов потратить своего времени столько, сколько потребуется, чтобы познакомить вас со всеми своими знаниями. Но, увы, его катастрофически не хватает. Желающих могу утешить тем, что заканчиваю работу над книгой. В ней вы сможете найти ответы на все вопросы, которые у вас могут появиться по прочтении этого интервью. Через 2-3 месяца, я думаю, работа пойдет в печать. Заранее благодарю вас за проявленный интерес, и приятного вам чтения. Искренне ваш, Роберт Федосеев.

  • Владимир Смольников, редактор, издатель

Журнал «АБС-авто» © 2021, все права защищены